Александра Урсуляк: «Смысл театра — воздействовать на человека»

Волга-Ньюс

Актриса Московского драматического театра им. А.С.Пушкина, лауреат «Золотой Маски», приглашенная звезда многочисленных фильмов и телепроектов Александра Урсуляк посетила театральный фестиваль в Новокуйбышевске.

В рамках региональной программы «Золотая Маска» она сыграла одну из главных ролей в спектакле «Обещание на рассвете» и провела творческую встречу. В интервью Волга Ньюс она рассказала о том, кто в спектакле главный, стоит ли защищать своих героинь от режиссера и какие эксперименты в театре оправданны.

— Вы часто играете весьма противоречивых героинь, как, например, в спектакле «Обещание на рассвете». Во времена так называемой новой этики не хотелось ли вам как-то их «защитить» от режиссера и автора и сделать более привлекательными для зрителей?

— В начале «новая этика» меня немного раздражала, но сейчас мне, наоборот, интересно — я к ней присматриваюсь. Я подозреваю, что этот процесс не ограничен исключительно темой становления женщины в обществе, а затрагивает все актуальные изменения в мире.

Прогресс ушел вперед, многое изменилось, в том числе ценности и приоритеты — то, что раньше было важным, становится неважным, а то, что раньше было неважным, становится гиперважным. Есть какие-то болезненные точки, которые необходимо пережить. Весь этот процесс интересен, и его надо попытаться ухватить, ведь за ним будущее.

Плюс у меня дети, которые уже начинают становиться взрослыми людьми, и студенты, у которых я преподаю, поэтому у меня нет желания уйти в какую-то пещеру, мне хочется двигаться вперед и научиться понимать, чем будет жить новое поколение.

Возвращаясь к вопросу о защите своих героинь — мне кажется, что их не нужно особенно защищать. Если персонаж не написан какой-то святой Девой Марией, если это живая женщина с хорошими и плохими проявлениями характера — это ее право быть такой. Почему я должна ее защищать? Мы все живые люди — и мужчины, и женщины, у нас бывают разные моменты проявлений характера. Наоборот, артисту, режиссеру, драматургу интереснее делать эти проявления более выпуклыми и яркими.

— Может ли трактовка режиссера, сильно отличающаяся от канонической или классической театральной, заставить вас отказаться от роли?

— В театре и в кино ключевую роль играет режиссер. Что такое «классическая трактовка», никто не помнит, этого понятия уже не существует. Существует текст, материал и режиссер. И если режиссер мне нравится, и мне кажется интересным его взгляд на мир, на меня, на все остальное, то мне абсолютно все равно, что мы с ним будем делать. Я доверяю режиссеру.

Конечно, точно так же я могу ему и не доверять, если понимаю, что он недостаточно умен или что его концепция существует только ради концепции. При таких условиях мне становится малоинтересно с ним работать.

— Есть очень популярная фраза: «Женщина-актриса — чуть больше чем женщина, мужчина-актер — чуть меньше чем мужчина». Как вы ее трактуете?

— Я считаю, что в ней есть доля правды. Не хочу никого обидеть, но думаю, что когда мужчина выбирает профессию актера, которая связана с тем, чтобы быть все время на виду и заниматься чем-то достаточно эфемерным — это не совсем то, что мы ждем от него, когда находимся рядом. Мы надеемся, что он будет надежным, серьезным, ответственным и так далее.

При этом для женщины-актрисы все наоборот: она будет, возможно, чуть веселее, озорнее, раскрепощеннее, предприимчивее, интереснее.

Профессия накладывает некоторый отпечаток и на тот пол, и на другой. Не стоит забывать, что всем нравится разное: кто-то любит жить с мужчинами-артистами, а кто-то думает, что ни в коем случае не свяжет свою жизнь с актрисой, ведь это тоже не сахар.

— Спектакль «Обещание на рассвете», представленный в Новокуйбышевске в рамках региональной программы «Золотая Маска», впервые был показан публике в 2015 году. За прошедшее время он как-то изменился?

— Да, он достаточно сильно изменился, потому что переехал в зал чуть побольше. Вначале мы его выпускали для маленькой площадки, но потом руководство решило, что он может переехать на большую сцену.

Скажу по секрету — идеальным для спектакля является зал такого размера, как в Новокуйбышевске, — примерно на 300 мест. В нашем театре сцена либо слишком маленькая — на 100 мест, либо слишком большая — на 850 мест. Моя мечта, чтобы у нас появилась еще одна сцена мест на 300 — это сейчас идеальная площадка для современного театра, и нам ее очень не хватает. Переход на площадку — вообще вещь непростая и даже опасная, но мы играем «Обещание на рассвете» достаточно долго и, конечно, он уже претерпел некоторые изменения.

— Что влияет на вас, когда вы выходите на сцену в образе героинь, которых играете уже достаточно давно? На что ориентируетесь — на настроение, на публику, на коллег, может быть, на погоду?

Не надо ничего бояться: ни погоды, ни еще чего-либо. Надо соответствовать сегодняшнему дню и всегда понимать и иметь в виду то, что происходит вокруг. Все изменения нужно брать на плюс. А так спектакль сам по себе имеет некую форму — это хорошо построенный проект, из рамок которого ты не особо выйдешь, а возьмешь и сыграешь. Поэтому, если есть какие-то изменения, то артист должен всегда забирать себе это как плюс, как форс.

— Сейчас много различных форматов в театре: от аудиопроменада до иммерсивного. Вам интересны такие форматы?

— Я считаю, что все это интересно, если имеет толк и воздействие. Какой бы формы ни был спектакль — на улице, на сцене, хоть прогулка на потолке, но если он оставляет меня абсолютно равнодушной — тогда все это не то.

Смысл театра — воздействовать на человека: что-то должно с вами произойти, вы должны понять или не понять что-то новое, почувствовать, поменяться настроением… Все формы прекрасны, когда они имеют свойство воздействия.

— Какие из последних спектаклей произвели воздействие именно на вас?

— Я не так чтобы очень много смотрю в последнее время. К сожалению, прошлый год был непрост в этом смысле, плюс я много работаю и не всегда успеваю попасть на то, что мне интересно. Могу сказать, что мне очень понравился спектакль «Горбачев» в Театре наций. Не сказать, что спектакль новаторский, что зрители не видели ничего подобного, там ход достаточно прост, но он очень хорошо работает, и я очень подзарядилась от этой постановки.

Мне очень понравился спектакль во МХТ им. А.П.Чехова «Месяц в деревне». Он на меня произвел впечатление, потому что там очень хорошо играют артисты — вот и весь фокус. Там есть на что посмотреть: они играют в огромном пространстве театра, по всему планшету сцены разложено сено и три с половиной часа идет дождь. Это круто.

Автор: Ксения Гаранина

Источник:  https://volga.news/article/595214.html

Did you like this? Share it!

0 comments on “Александра Урсуляк: «Смысл театра — воздействовать на человека»

Comments are closed.