В театре-студии «Грань»представили спектакль о непростых семейных отношениях

«Самарская газета»

Они могли бы рекламировать сок, шоколад или что там еще предлагают купить счастливые семьи с телеэкрана.

Дочь — подросток, маленький сын, заботливый отец и жизнерадостная мать. Улыбка не сходит с ее лица на протяжении всего спектакля «В сапоге у бабки играл фокстрот». Это фразеологизм. Означает примерно то же, что «сапоги всмятку», то есть чепуха, вздор, полнейшая бессмыслица. Бабушка на сцене не появляется. К ней только все время собираются поехать. Но не как три сестры в вожделенную Москву за лучшей жизнью, а просто потому, что надо. Потому, что не приехать на день рождения к старой и одинокой матери будет выглядеть плохо.

Пьеса финского автора Сиркку Пелтола «В сапоге у бабки играл фокстрот» поднимает очень популярную в современной драматургии тему — невозможность диалога между родителями и детьми. Причем по вине старшего поколения. Осенью на фестивале «Золотая репка» французский театр Theatre Nouvelle Generation показывал спектакль «Хикикомори» о сыне, отказывающемся выходить из комнаты. В декабре в рамках «Левановки» режиссер самарского театра драмы Миша Лебедев создал эскиз по пьесе Дарьи Слюсаренко «Семью восемь» о трудностях взаимоотношений в семье и ранах, которые наносят друг другу родные люди (набросок перерастет в премьеру спектакля в феврале).

Свой взгляд на проблему представил режиссер театра — студии «Грань» Денис Бокурадзе. Он назвал это своеобразным развитием темы, начатой в спектакле «Старший сын». Только там речь шла о том, как могут объединиться в семью даже чужие люди, а здесь — по каким причинам расходятся родные.

Параллели между этими постановками Бокурадзе видны в оформлении — шерстяные носки, в которых ходили по дому Сарафановы, здесь лежат на полу, создавая фундамент дома. Из текста становится понятно, что их связала бабушка. Но носки эти никого не греют. Семейный очаг холоден, как бутафорский камин, который покупают не для тепла, а для дизайна.

Денис Бокурадзе, режиссер-постановщик:

— Это второй опыт работы нашего театра с современной драматургией. Первым была «Таня-Таня» Ольги Мухиной. Пьеса «В сапоге у бабки играл фокстрот» Сиркку Пелтола не распространена, не идет на сценах страны. Зная стилистику нашего театра, нужно понимать, какую пьесу нам можно взять и как ее подать. Хотя и в этом произведении можно было поставить диван, стол, стул, телевизор и играть как бытовую вещь. Но это не совсем наш формат. Мне интересно искать образные, художественные решения. В работе с Виктором Никоненко родился этот образ недостроенного дома, у которого есть основание, но нет продолжения. Спектакль для всей семьи, в том числе для подростков. Для них очень мало ставят: в основном работают для зрителей до 10 и после 20 лет. Наш спектакль можно смотреть с 13-14. Этот переходный период труден не только для подростков, но и для родителей. По поводу названия были сомнения. Хотел именовать спектакль иначе. Но все, что удавалось придумать, напоминало сериал по Первому каналу: «Он, она и семья», «Мама-папа». В какой-то момент я решил: здорово, если останется это таинственное название, вызывающее интерес. Мы продолжаем работать с художником по свету Евгением Ганзбургом. Музыку традиционно написал для спектакля Арсений Плаксин. Процесс был мучительным, долгим. В спектакле заняты два новых актера нашей труппы. Руслан Бузин играет учителя, а совсем юный артист, окончивший в этом году Казанское театральное училище, Каюм Мухтаров — полицейского. Для второго это дебют на сцене. Он очень волнуется. Рано загадывать, нужно сделать несколько спектаклей, чтобы увидеть их в разных ракурсах, но мне кажется, что это удача для театра.

Яркий пластический рисунок спектакля, созданный хореографом Анастасией Шабровой, дает невербальную характеристику каждому персонажу, заостренную световой партитурой (художник по свету Евгений Ганзбург). Слаженный, отшлифованный годами танец родителей. Юлия Бокурадзе и Сергей Поздняков повторяют одни и те же действия механически, заполоняя жизнь персонажей пустыми движениями и разговорами. Они увлеченно беседуют о выборе чупа-чупса, новом будильнике, плюсах и минусах разных видов сауны.

Их дочь (Екатерина Кажаева) мечется по сцене в бешеном танце-гонке со своим молодым человеком (Арсений Плаксин). Взаимные упреки, порывы страсти и борьба темпераментов — типичная история подростковой влюбленности показана без единого слова.

Младший сын (Арсений Шакиров) — одинокий мальчик, страдающий от школьной травли, вынужден придумать себе «партнера по танцам», чтобы не выпадать из общего рисунка под названием «счастливая семья».

Родители словно сверху — с возвышающейся площадки — наблюдают за развитием событий вокруг. А вернее, делают все, чтобы не видеть и не слышать их. «У нас дома все в порядке»; «Тармо всегда был послушным мальчиком — какие с ним могут быть проблемы?»; «Янита учится хорошо, спортом занимается». Сын сбегает в лес, а их волнует только судьба пропавшей вместе с ним подушки. Дочь-подросток съезжает из дома неизвестно куда и с кем, а они увлеченно решают, что делать с освободившейся комнатой.

Виктор Никоненко, автор сценографии и кукол:

— Вначале, когда мы обсуждали идею, я думал, что будут две большие куклы — мальчик и девочка — и среди них актеры будут играть эту историю. Когда прочитал пьесу, масштаб стал меняться. И куклы стали величиной в две трети человека. Их можно назвать мини — скульптурами из пластика на шарнирах. Это гиперреализм. Надо было придумать очень холодных по исполнению кукол, поэтому их делала машина, а не человек.

Когда на сцене появляется кто-то третий, родительская пара застывает, а персонажи превращаются в куклы. Буквально. Уменьшенные копии артистов (автор сценографии и кукол — художник Виктор Никоненко, кукловоды Аркадий Ахметов и Кирилл Стерликов), уютно устроившись в центре сцены, с таким же показным вниманием выслушивают учителя (Руслан Бузин) и полицейского (Каюм Мухтаров), как и живые оригиналы. И так же реагируют на их слова, отмахиваясь общими фразами о переходном возрасте и хороших оценках.

Разлетевшиеся в разные стороны осколки семьи частично собираются воедино. После того как бабушка — единственное связующее звено между поколениями, по которой так тосковал младший сын, — навсегда покидает семью, дети находят утешение в объятиях друг друга. Старшая сестра рассказывает брату сказку «Гензель и Гретель» о родителях, отправивших детей в лес, чтобы избавиться от них. Страшно и удивительно, но сюжет, написанный братьями Гримм двести лет назад по мотивам народных преданий, оказывается актуален сегодня.

Автор: Маргарита Петрова

Источник: https://sgpress.ru/news/176727

0 comments on “В театре-студии «Грань»представили спектакль о непростых семейных отношениях

Comments are closed.