«С масками меня выручили Босх, Брейгель, Эко и кусочек пластилина» 

«Город Н-ск. 2000»
Автор: Анна Кузьминых

На камерную сцену театра «Грань» возвращается премьера прошлого сезона. Если повезет достать билетик, «Театр мудрого Дурачины» можно будет увидеть в двадцатых числах марта. Гротескные маски, оригинальный реквизит и комичные детали костюмов, чем неизменно восхищается почтеннейшая публика, – дело рук сценографа Алисы Якиманской. Она и прежде работала с «Гранью». Постановка по Сервантесу стала особенной тем, что Алисе пришлось лепить, клеить и рисовать одновременно на два города — Новокуйбышевск и Москву, где та же премьера вышла под названием «Театр чудес». Особого драйва процессу добавило то, что художница готовилась переезжать (и в конце концов переехала) из Самары в Словакию, и, чтобы подкорректировать маски после примерки, их пришлось не раз переправлять через границу. О деталях творческого процесса – от первого лица. 

— Денис Сергеевич (Бокурадзе – прим. автора) изначально видел маски в этом спектакле. А вот какими они будут, из чего будут сделаны и сколько их должно быть — не знал никто. Передо мной была поставлена задача: придумать. И никаких рамок в плане формы, цвета и материала, за что я так люблю работать с «Гранью»! 

Пытаясь подступиться, я, конечно же, познакомилась с новеллами Сервантеса… Я листала альбом с репродукциями картин Босха и всматривалась в лица его персонажей… Я зачитывалась книгами Умберто Эко «История красоты» и «История уродства», которые по счастливой случайности оказались у меня в руках… А потом, так же случайно, в моих руках оказался кусочек пластилина (мы с дочкой часто лепим сказочных гномов в смешных колпачках). Так начали появляться маски, точнее, их миниатюрные копии. Времени на раздумья было очень мало: я уже готовилась к отъезду и параллельно декорировала предметы из спектакля «Старший сын». 


Денис Сергеевич говорил, что к каждой их трех новелл спектакля должна быть своя «армия» масок, должно быть нечто объединяющее и нечто разделяющее их на три группы. Так у меня родились маски-рты, маски-носы и маски-колпаки. Материалом для изготовления масок было выбрано папье-маше. Я не успела закончить макеты в цвете, поэтому пришлось забрать все наработки из Самары в Словакию. Для маленьких масок был сделан специальный чемоданчик из дерева, в котором они проделали путешествие туда и обратно. 


Я изготовила по восемь масок на каждую новеллу и бонусом предложила ввести еще одного героя в маске — Смерть, персонаж, который проходит через три новеллы и незримо присутствует во всех картинах Брейгеля и Босха. Перед моим отъездом Денис Сергеевич предложил мне попробовать нарисовать к этим маскам костюмы. Рисовать тоже надо было четко и быстро, так как время сдачи идеи спектакля неумолимо приближалось. Каждую свободную минутку я проводила с карандашом в руках: в самолете, в аэропорту, в коридоре школы, где учится моя дочь, в пробке, в ночи… 


С костюмами было невероятно интересно и непросто. Денис Сергеевич говорил, что нужны лишь детали, благодаря которым актёры смогут быстро перевоплощаться. Эти детали должны отражать характер героя, должны перекликаться с Испанией того времени, должны быть вне времени, должны быть единым целым со сценографией и с масками… 
Если с масками меня выручили Босх, Брейгель, Эко и кусочек пластилина, то с костюмами – часть той же «компании». Многие детали костюмов были найдены мной на картинах. Мне очень повезло попасть в музей изобразительных искусств в Вене и увидеть оригиналы работ любимых художников! 


Рисовала я по отдельности каждого персонажа, их в новеллах Сервантеса по 8-9 человек. Начинала с самых ярких и понятных. А потом всё нанизывалось на нити воображения, как бусинки. Например, подготовка костюмов к первой новелле — «Бдительный страж» — началась с солдата, которого так проникновенно играет Сергей Поздняков. Сперва это были небольшие картинки 10 см высотой, нарисованные на белой бумаге чёрной ручкой… Главным для меня было передать пластику героя через рисунок и каждому «вручить» предмет, с которым он будет жить на сцене и взаимодействовать через него со зрителем. Если вы пристальней присмотритесь в каждого персонажа, то найдёте эти предметы: у солдата это зубочистка, у сокристана — молитвенник, у попрошайки — стакан без дна, у башмачника — ботинки, у Мануэля — зеркальце… И почти у каждого персонажа есть кармашек для своих сокровищ. 


Во второй новелле, «Судья по бракоразводным процессам», моими любимыми персонажами стали старик и старуха в своих вечно спадающих одеждах, растянувшихся от времени, и некоторыми частями тела, которые тоже вытянулись вслед за юбками и штанами… Елена Соловьёва воплотила все идеи костюмов в материале так чутко, так ювелирно, что, когда я впервые их увидела, мне почудилось, что они сошли с эскизов! Большим дополнением к костюмам стали разнообразные шапочки и сдержанный грим, придуманные Юлей Бокурадзе. Это те самые точки, которых не хватало для законченности образов. 



А в работе над третьей новеллой «Театра мудрого Дурачины» как-то сразу придумалась команда в колпаках. Это очень важные, напыщенные и не замечающие никого люди. Их колпаки, медали и ленты равны их значимости и весу в обществе. Маски вместе с костюмами диктуют и характер пластики актёров. При их появлении на сцене творится что-то невероятное! Чиринос , Чинфалия и Карапузик были нарисованы последними и стали самыми любимыми… 
Теперь оставалось оформить все это для презентации в Театре наций. Проект спектакля понравился и был принят. Началось самое интересное – процесс создания. 

Я бегала по своему маленькому городу (Алиса теперь живет в Банска-Бистрица с населением 80 тыс. человек – прим. авт.) в поисках 10 кг пластилина. Нужен был специальный скульптурный пластилин, который держит форму. И опять спешка! Было решено поставить в работу три пластилиновые головы. Каждая лепилась в натуральную величину с шеей и плечами. Если бы вы зашли ко мне в гости в те времена, то могли бы выпить чашечку чая с каждой из них… 
Изначально я думала сделать маски без конкретных размеров, взяв за точку отсчета некий единый размер плюс-минус сантиметр, но, слава Богу, у нас была встреча с «Гранью» в Петербурге на фестивале «Арлекин», куда я привезла пробные маски (четыре рта, колпак и два носа). Они полезли только на некрупного Серёжу, а ему маски как раз и не нужны. Пришлось детально измерять всех и каждого — быстро, на коленке, в перерывах между спектаклями про Офелию. С помощью Татьяны Грузинцевой мы сняли видео с процессом измерениями для актёров из Театра наций… 


В итоге у меня оказалось 3-8 фотографий каждого актёра и десяток подробных характеристик его головы, которые я использовала при изготовлении масок. Каждая пластилиновая голова претерпевала тысячи изменений! А потом — долгие медитативные часы накладывания слоёв из папье-маше. Иногда таких слоев было 15! Мимика и морщины наносились после полного высыхания и снятия маски с пластилиновой формы. Но это уже отдельная история… 


Наша справка

Алиса Якиманская – художник по куклам, сценограф, художник по костюмам. В 2002 году окончила психологический факультет Самарского госуниверситета. Созданием кукол начала заниматься в 2005 г. Куклы Алисы Якиманской применяются в рамках проекта «Терапия творческим самовыражением» в психоневрологическом диспансере г. Тольятти. Как театральный художник начала работать в 2010 году. Автор сценографии, кукол, костюмов к спектаклям «Вол и осёл при яслях», «Театр теней Офелии» (театр-студия «Грань»). Автор сценографии и костюмов к спектаклям: «Фрекен Жюли», «Post Scriptum» (театр-студия «Грань»). Участница международных кукольных выставок в России и в Европе. Часть работ находится в частных коллекциях и в музеях.

Источник: https://vk.com/theatre.gran?w=wall-42218163_4967

0 comments on “«С масками меня выручили Босх, Брейгель, Эко и кусочек пластилина» 

Comments are closed.