Непровинциальная провинция

Свежая газета. Культура.  № 7 (35) апрель 2013

 В Новокуйбышевске завершился фестиваль, полное название которого: VI Всероссийский театральный фестиваль «ПоМост: Провинциальные театры России». Прошел как-то не очень громко и почти неслышно для других городов нашей области. Что жаль. Те, кто всё-таки каким-то образом узнавали об этом фестивале и приезжали на его спектакле, в основном всё-таки из Самары, сетовали, что в областном центре практически ничего не известно о «ПоМосте», что нет никакой рекламы.

Да ее, впрочем, почти не было и в самом Новокуйбышевске. Несмотря на это, все зрительные залы (а их насчитывалось — четыре) были заполнены, а часто и переполнены. Новокуйбышевцы знали о фестивале и ждали его уже четыре года, хотя с самого начала, когда Эльвира Анатольевна Дульщикова задумывала это фестиваль, было решено проводить его через год. Но смерть основательницы театра-студии «Грань» и фестиваля помешала произведению шестого «ПоМоста» в указанные сроки. Однако ее воспитанники и преемники Д.С. Бокурадзе (художественный руководитель фестиваль), Д.А. Софьин (председатель оргкомитета) и Н.Ю. Лысова-Дульщикова (научный руководитель программы) сделали возможным возрождение почти десятилетней традиции собирать в небольшом промышленном городе отнюдь не провинциальные театры России.

Дело не только в том, что открывалась программа фестиваля московским Театром музыки и поэзии под руководством Елены Камбуровой, а закрывался спектаклем «Старший сын» по пьесе А. Вампилова в постановке санкт-петербургского театра «Мастерская» под руководством Григория Козлова. Главное, что фестиваль подтвердил: понятие «провинциальный» в применении к искусству театра есть категория эстетическая, а не географическая. Об этом много говорили эксперты, это участники фестиваля доказали своим творчеством.

5 дней фестиваля, 17 спектаклей, 4 выставки, Научно-практическая конференция, обсуждение спектаклей в формате «круглого стола», 5 номеров фестивальной газеты и бесконечные обсуждения в кулуарах. В фестивальной программе были представлены почти все виды театрального искусства: драматические, музыкальные, хореографические, кукольные спектакли; все жанры: драма, моноспектакль, комедия, водевиль, притча, почти перформанс. На всех спектаклях мелькали лица знакомых театралов из губернской столицы, которые приезжали смотреть спектакли, недоступные самарцам, хотя, говорят, Самара не была в достаточной степени проинформирована о программе, да и о самом фестивале. И все это в городе, который всего шестьдесят лет назад вырос «под боком» у города-миллионщика вокруг нефтеперерабатывающего завода и едва насчитывает сто тысяч жителей. Почти невозможное событие, но оно случилось.

Самое невероятное – на фестивале практически не было «провальных» спектаклей. Тех, о которых можно было бы сказать – это «мёртвое», или гадкое, или пошлое искусство. В большей или меньшей степени такие определения можно попробовать применить к моноспектаклю «Человеческий голос» по Ж. Кокто Саранского драматического театра. Многим экспертам не показался достойным студенческий спектакль по притче В. Сигарева «Чёрное молоко» Самарской государственной академии культуры и искусства. Зато хороших, интересных, событийных спектаклей было много.

Прежде всего необходимо отметить интереснейший подбор детских кукольных спектаклей, четыре из которых созданы драматическими театрами. В каждой из чудесных историй, творимых на глазах зрителей и вместе с ними, как завернутая в красивую обертку конфета, хранится глубокий смысл. Ну вот, что может быть проще и важнее для детей от трех до шести лет идеи, которую заложил в свою «Просто игру» Глазовский драматический театр: когда мир создается – это намного интереснее, чем когда он разрушается. И всё это весело и изобретательно.  А пензенский «Кукольный дом» пересочинил на глазах детей и взрослых сказку о Маше и Медведе при помощи сундука и двух «монтировщиков сцены» так прелестно, что уходить из зала очень не хотелось никому.

Каждый день фестиваля начинался в десять утра и заканчивался далеко за полночь. Вечерние показы можно поделить на собственно вечерние спектакли и ночную программу. Можно говорить о спектакле-концерте «На свой необычный манер…» по песням Жака Бреля и Владимира Высоцкого уникальной артистки-певицы Елены Камбуровой, когда она два с лишним часа держала в напряжении зал. Можно вспоминать и анализировать студенческий спектакль Екатеринбургского театрального института «Прекрасное далеко» Д. Привалова, простой, наивный, но не сентиментальный. Можно вновь и вновь возвращаться мысленно к «Старшему сыну» А. Вампилова питерских «козловцев», пытаясь разгадать способ существования на сцене молодых артистов, нисколько не уступающих знаменитым актерам из одноименного фильма.

Но всё-таки главным художественным событием фестиваля по признанию многих, да нет, практически всех, кто сумел посмотреть большую часть фестивальной программы, стал спектакль «Гроза» А.Н. Островского Магнитогорского драматического театра имени Пушкина. Спектакль – лауреат «Золотой маски», но это произошло еще в 2008 году, и режиссер Лев Эренбург живет в Санкт-Петербурге. В таких условиях актеры могут «заиграть», «развалить» спектакль. Но нам показалось абсолютно ясное концептуально и четко сыгранное действо о нас(ткнув в каждого пальцем), продуманное и проработанное в невероятной подробности существование актеров на сцене каждую секунду. Содрав привычные штампы и заученные еще в школе прописные истины о «луче света», Эренбург оставил «темное царство», которое, с его точки зрения, не претерпело никакого изменения ни в  XIX, ни в  XX веках, оно спокойно перешагнуло в наш XXI век. И сделано это так, что трудно не согласиться с театром.

Другим эстетическим потрясением стал спектакль Sepia екатеринбургского театра «Провинциальные танцы», которые из Новокуйбышевска отправился в Москву для участия в программе заключительного показа номинантов российской театральной премии «Золотая маска», причем одна «Золотая маска» у руководителя этого коллектива Татьяны Багановой уже есть.

Хореографическое действо создано по мотивам романа японского писателя Кобо Абэ «Женщина в песках» и положено на фрагменты Восьмой симфонии Авета Тертеряна. Рассказать, что мы видели на сцене, вряд ли возможно как в «двух словах», так и в целой повести. Это надо видеть. Могу сообщить, что язык, который избрали коллектив и хореограф, сложен, многопланов, но далек от классической хореографии. Однако артисты владеют им виртуозно. И помогает донести до нас философский смысл бытия фантастически задуманная и исполненная сценография. Это действительно изумительно смотрится, когда из причудливых фигур (то ли амфор, то ли распластанных лягушек), висящих над сценой, струятся потоки песка на пытающихся вырваться из всего этого людей.

И отдельно необходимо сказать о хозяине фестиваля – театре «Грань», существующем в Новокуйбышевске 40 лет. Хозяева показали три спектакля: сложнейшую драму Августа Стриндберга «Фрекен Жюли», написанную на рубеже XIX-XX веков, поставленную новым руководителем «Грани» Денисом Бокурадзе и сыгранную тремя самарскими актерами: А. Костюк, Ю. Бокурадзе и Д. Богомоловым. Это – первая режиссерская работа хорошо известного по спектаклям СамАрта актера, но она предъявила нам серьезную и основательную заявку на интересную режиссуру.

Другая его работа, рождественская притча «Вол и осел при яслях» Ж. Сюпервьеля, тихая, ясная, изящная сценическая версия библейской истории, замечательно сыгранная Ю. Бокурадзе и А. Овчинниковым, подтвердила режиссерскую состоятельность Д, Бокурадзе. Был показан и последний спектакль, поставленный Э. Дульщиковой – «Аз и Ферт» П. Федорова, в которой Денис выступил уже как артист. Работая над этим спектаклем, Эльвира Анатольевна хотела, чтобы от него оставалось ощущение радости. Радость, много «эстетической радости» доставил и спектакль, и фестиваль в целом.

 Автор: Галина Торунова

0 comments on “Непровинциальная провинция

Comments are closed.